Об истинном и ложном исламском ирфане

«Ирфан» по части своему смыслу означает «созерцательное знание». В исламской устои это слово используется для характеристики познания невидимых реальностей (батин), гнозиса мистико-эзотерического как. Коран различает три вида человеческой души — их названия приведены соразмерно в сурах «Йусуф», «Кийама» и «Фаджр». إِنَّا لنَّفْسَ لأَمَّارَةٌ بِالسُّوءِ «Инна нафса лааммаратун биссу» — «Воистину, натура (человека) призывает (повелевает) ко злу» («Йусуф», аят 53). يَا أَيَّتُهَا النَّفْسُ الْمُطْمَئِنَّةُ «Йа аййуха ннафсу ль-мутмаинна» — «О, сердцевина уверенная (успокоенная)» («Фаджр», аят 27). Итак, Алькоран говорит о нафс аммара (душа призывающая или повелевающая), нафс лаввама (душевный порыв порицающая) и нафс мутмаинна (душа уверенная, успокоенная). Нафс аммара — сие тот же внутренний шайтан, скрытый искуситель, активная наказание сила, питающая своей кровью неприглядные и преступные человеческие проявления. Не иначе нафс аммара, «призывающая ко злу», имеется в виду, как-нибуд говорят о «борьбе с нафсом». Это динамический центр страстей, желаний, разнообразных нечистых вожделений и комплексов (во)внутрь нас. д. Нафс аммара всегда уже есть, возлюбленная дана целиком и полностью, не нуждаясь в каких-так специальных усилиях по своему развитию и действуя, этак сказать, автоматически. Не задумываясь об этом — и особенно нет-нет да и он об этом не задумывается, — человек порождает аффекты злобы, коварства, ненависти, обметать, злорадства и проч. Все это внешние проявления нафс аммара. Нафс лаввама, «душа порицающая», — противоположность и противовес нафс аммара. Каждый раз, когда ты да я делаем что-то отрицательное и идем за страстями, симпатия осуждает нас, продуцируя внутренние движения раскаяния — так, что называют «угрызениями совести», — то есть ответные душевные импульсы. С головы раз, когда он отказывается идти за страстями и желаниями, буква душа растет, увеличивается в объеме и начинает светиться резче и сильнее. И наоборот, когда он совершает порицаемое, оный световой центр уменьшается и затухает — вплоть до того, зачем нисходит до нуля. Если увидеть внутреннюю сущность такого человека (а (то) есть раз арифы способны ее видеть), то сие будет омерзительное зловонное существо. «Когда же умирание придет к одному из них, он говорит: „Господи! -побывать) может, я стану совершать благо, что отбросил“. Так нет! Это — лишь слово, что говорит симпатия, и вот позади них преграда до Дня, кое-когда они будут воскрешены» (23:99—100). Затем и воочию ему открывается внутренний облик других людей, струнка предвидеть будущее и многое другое. Это и есть натуральный ирфан. Про таких говорят, что у них открылся басират (внутреннее взгляд) — и именно потому, что светлая душа выросла до такой степени, что ее органы сформировались из зародыша в полную сущность (наравне младенец в животе у матери). И вот когда нафс лаввама достигает 100%, возлюбленная переходит в нафс мутмаинна — «уверенную (успокоенную) душу». Сура «Фаджр» говорит об этом: «О нутро успокоенная (нафс мутмаинна)! Приди к своему Господу довольной и познавшей достаток — Войди с Моими рабами, Войди в Мой рай» (89:27—30). Неизвестно зачем, проходя через экзамен борьбы со своими страстями, из (людей этап за этапом поднимается по ступеням духовного восхождения, (до поры) до времени не достигает положения выше ангелов. Как сказано в суре «Месяц»: «Фи макаади сидкин аинда раббики муктадир» — «(богобоязненные) нате седалище Истины возле Всемогущего Властелина» (54:55). Сей ирфанический «великий джихад», как и всякая борьба, нуждается в своем оружии. Его пулемет — то, что Пророк (ДБАР) назвал Сакалайн — «две драгоценности», держащимся ради которые он гарантировал спасение, — то есть Алькоран и Ахль аль-Бейт. Весь ирфан — это токмо Коран и Ахль аль-Бейт, и ничего больше. Тому, кто именно придерживается их, обеспечено познание явной и сокровенной реальности. Индивид(уум) приходит в мир, чтобы он выбрал путь добра возможно ли путь зла. Ближняя действительность — арена испытания. Выбирая тракт добра (подчинение кораническому Закону и следование руководству Ахль аль-Двустишие), отказываясь от пути страстей (точнее сказать, ограничивая страшный рамками Закона), человек, как шар, надуваемый воздухом, систематически поднимается все выше и выше, пока не достигает положения раньше ангелов — ступени абдията Аллаха, слуги Творца, чья вольная волю становится Его волей. Вот что такое непреложный ирфан. Теперь посмотрим, что такое ирфан неосновательный. Для понимания этого надо учесть следующее: карцер душа, нафс аммара, тоже способна получать ильхам (эзотерические видения), в свой черед может видеть сокрытые реальности и сообщаться с тонким вместе. В этом смысле интересен хадис от шестого Имама Садыка (А). К нему пришел Вотан сподвижник и начал восхвалять некоего суфийского шейха, что совершал чудеса, угадывал будущее и т. д. Имам (А) сказал: «Этот двуногий — нечестивец». — «Но как возможно то, что симпатия делает?». «В каком из двух ты вот свое отражение?» — спросил он. Истинный ирфан — сие открытие «врат сверху», а ложный — «врат снизу». Передаваться с миром невидимого можно через те и другие, так первый путь (совершенствование нафса лаввама и достижение нафса мутмаинна) предполагает самоочистка и духовное возвышение до высших степеней покорности Творцу, а следующий — вступление в контакт с определенными элементарными силами (джинны) спустя систему экстатических практик, заимствованных у язычества (танцы, радения, медиативные психотехники и т. д.) В первом случае субстанция гайб (сокровенного) становится видна глазами очищенного духовного тела, поле которого — «у седалища Истины», во втором — насквозь мутную пелену языческого транса, в смеси с сатанинскими наваждениями и грезами. Религия не имеет что-либо, кроме Шариата. Оный, кто входит в эти залы, нуждается в проводнике, и таковым являются Пророк и Имамы с его рода. А потому Шариат невозможен без Вилаята, в таком случае есть священного руководства Ахль аль-Бейт (А). И впрямь, если мы посмотрим на ваххабитов — людей, которые неистово отстаивают Шариат, но при этом столь а фанатично борются с Вилаятом, — то легко увидим, который эти люди намного хуже, темнее, злее и развратнее, нежели, например, христиане и даже безбожники. Омерзительность ваххабитов, не хуже кого внешняя, так и внутренняя (впрочем, внешнее всегда не более отражает внутреннее), давно стала нарицательной. Шариат позволено сравнить с атомным реактором. Достаточно было лишь капле с него просочиться из Ислама (Шиизма) в другие среды, для того чтобы породить целые вторичные цивилизации и религии, каковы «суннизм», «суфизм» и т. Так если кто-то будет использовать атомный котел без руководства специалиста, это приведет к гибели его самого и окружающих. Общее направление по дороге Шариата — это углубление в новые и новые измерения, которые понемногу поднимают человека на принципиально иные уровни, вплоть предварительно ангельских и выше. Разумеется, это также сопровождается возникновением чудесных способностей, которые называют «ирфаническими». Ни одна ламаизм и ни одно течение в мире, кроме Шиизма, неважный (=маловажный) имеет даже представления, каковы возможности Шариата, и как бы их использовать.
Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.